Человеку плохо на Кунцевской

Метро строится ударными темпами. И нам постоянно говорят об этом. Давайте так, 2 минутки восхитимся этими ударными темпами, а потом немного поразмышляем о том, о чем умалчивают и что скрывают.

И ответим на вопрос, почему человеку стало плохо на станции БКЛ “Кунцевская” с функциональной точки зрения, то есть из фразы “Вам шашечки или ехать?” рассмотрим вторую часть.

Ехать

Темно

Самый яркий (от обратного) пример на новой БКЛ – это станция Кунцевская. Недавно я поездил по многим станциям этой ветки. Естественно, выходил, «любовался», фотографировал красоты и особенности.

Во всех пресс релизах и блогах не устают восхищаться двумя станциями – Давыдково, за присутствие хоть какого-то художественного оформления и Новаторской за жизнерадостный оранжевый свет.
В этом нет никакой случайности. Подробнее общие тренды будут рассмотрены в сравнительной статье, а сейчас выявим лишь один фактор. К сожалению, у меня не было специального оборудования для замера освещенности без учета направленности источников света на станции, но разбирая дома фотографии с Кунцевской я удивился обилию смазанных снимков. Я сравнил характеристики кадров всех станций, усреднил их, и получил следующие значения:


Как мы видим, и Давыдково и Новаторская просто хорошо освещены, а вот на Кунцевской стоит полная темнота. На Кунцевской в 3 раза меньше света, чем на любой другой станции! А главное, на Кунцевской намного темнее чем в поезде! Естественно, тысячи лет эволюции учили человека тому, что в темноте кроется опасность.

Поэтому нормальному человеку на Кунцевской плохо.

Страшно

Опасность обычно таится где? За углом! А на станции Кунцевская вся платформа перегорожена широкими колоннами такого размера, что за ними поместится «опасность», то чего мы боимся на уровне рефлексов!

Это не поддается никакому логическому объяснению, это в нас от рождения, из периода дикости, ведь за углом 5 тыс. лет назад мог поджидать тигр, 600 лет назад – монгол-завоеватель, 25 лет назад – бандит-обиратель, а сейчас…

Тесно

Платформа

Еще плохо потому что тесно. По проекту, участок перед колоннами при входе в поезд должен быть 184, см., что дает безопасную зону в 1 метр, при движении по платформе. Так как по платформе ходят не анорексики голышом, а люди с сумками, портфелями и т.д. То даже по стандарту минимальная ширина прохода должна быть 80 см на человека. Легко догадаться, что метрополитен, это не майбах чиновника и люди идут навстречу друг другу. Поэтому ширина безопасного прохода должна быть 1.6 метра минимально! А у нас в проекте – 1 метр. Возникает вопрос. Ведь проект кто-то подписывал. Будет ли этот человек оплачивать компенсацию за гибель людей под колесами поезда, ведь это лишь вопрос времени, когда будет сбит поездом первый пассажир. А этот чиновник подписал проект, где ширина платформы меньше минимально-допустимой! Организацию могу подсказать – АО «Мосинжпроект».

Посмотрите на фото, уже сейчас видно, что пассажиры вынуждены идти по небезопасной части платформы.

На секундочку, станция «Кунцевская» БКЛ архитектурно соединяет собой станцию «Кунцевская» электричек и МЦД с станцией «Кунцевская» Филевской и Арбатско-Покровской линий. Поэтому неудивительно, что даже на период пуска пассажиропоток был запланирован 30 тыс. чел. / час (информация с сайта https://stroi.mos.ru/metro/station/19). Представим, что минимум одну минуту человек проводит на платформе (идет вдоль платформы). Получается, что одновременно на двух платформах будут находиться 500 чел, которые будут поочередно прятаться за колонны, дабы пропустить идущего навстречу человека.

Это какой-то безумный бред. Станцию – мост между метро и электричками делать с шириной прохода 1 метр! Ведь о такой логичной вещи, как оверпасс никто не подумал.

А знаете, как объясняют боты на окладе у государства эту особенность? Тем, что использовались стандартные материалы для удешевления строительства, поэтому пролет шире 12 метров сделать было нельзя. Опоры по центру сделать, как в Давыдково, видно тоже нельзя. Да просто поставить сплошную стену, без этих нелепых дырок между рельсами, тоже нельзя? Просто отмонолитить пол и стены вместе следующего этажа, тоже нельзя. А я объясню почему так вышло, сделано все по принципу наименьшего сопротивления. Какие готовые модули у нас есть в проектировочной программе? Плита ПК и ПБ. Отлично, из них и делаем. Главное думать не надо. Ведь всем всё равно, как обычные люди будут мучиться в метрополитене. Мы же не нищеброды, туда спускаться.

Но это все было на рендерах и чертежах, да-да тех чертежах, где у лестниц нет поручней. Очень хороши видно, что поручни врезались в стены лестниц в авральном режиме «по факту».

Колонна

Еще про тесноту. По проекту, ширина колонн должна быть 90см. Потом решили добавить декоративную отделку, проектная ширина увеличилась до 110см. Но потом пришли профессиональные строители и для декора стен внутри помещения использовали профильную систему для вентилируемых фасадов. Её особенность в том, что внутри нее есть место для установки слоя утеплителя и вентиляционного зазора.

Но у нас же внутренние опоры отапливаемого помещения! Почему нельзя было просто приклеить эту же бетонную плитку на бетонную опору на клей?! в СССР так делали и станции стоят десятилетиями. Потому что это было бы в разы дешевле и лучше! А у нас все должно быть дорого и плохо. Поэтому толщина колонны выросла до, примерно, 128 см (расчеты сделаны по фото, надо будет съездить и промерить реальные расстояния).

Лестница

Как же людям покинуть эту сверхузкую платформу? Конечно же по сверхузкой лестнице, ширина которой по проекту 184 см. Зачем в вестибюле ставить 4 эскалатора, если потом людям все равно надо будет пройти по узенькой лестнице. Только на случай, что 2 из них будут постоянно сломаны. И я понимаю, почему делают такой резерв, с современным качеством строительства, весьма вероятно, так и будет.
Но это все были планы. Помните же, что реальность далеко не так радужна. И в реальности размер очень часто преувеличивают. Так и с шириной лестниц. В реальности от 184 см не осталось и следа, по факту лестница в ширину менее 1,5 метров.

 

Никто не может объяснить почему лестницы такие узкие. Если узость платформы можно оправдать леностью проектировщиков, то тут я даже придумать ничего не могу. Ведь ширина вестибюлей больше, поэтому легко предположить, что никаких подземных коммуникаций там нет. Ведь станция находится под парком. Что помешало сделать станцию шире, на 50 см.? На 5 метров?

Конечно поручень изогнуть дугой никто не подумал, так и торчит.

Защитники доблести метростроя (не организации, а процесса) скажут: «Дорого грунт доставать». Ребятушки, дорого, это горы дробить и руду добывать, но это никого не останавливает. А вот в мягком грунте ямку пошире на пару метров сделать – сущие копейки (в общем бюджете). И не надо тут кивать на Бустрен, их система строительства метро изначально предназначена для строительства метро глубокого заложения в сверхтвердых скальных грунтах. Там да, пара лишних метров в граните на глубине 90 метров влетит в копеечку. А на Кунцевской вычерпать пару сотен тонн глины, увеличив выборку грунта на 1% от объема – и станция получилась бы комфортная. Я не могу придумать причины, почему нельзя было это сделать.

Тяжело

Людям с пониженными способностями к передвижению (пожилые, с колясками, сумками-тележками, чемоданы на колесиках, инвалиды) двигаться тут будет просто невозможно, ведь лифты на станции не работали, по крайней мере при моем визите.

Разметки для слабовидящих на платформе тоже, естественно не оказалось.

Легко заблудиться

Можно я тут много писать не буду. Потому что навигация сделана или плохо или никак. Одно фото в подтверждение моих слов. Как можно было сделать в разных частях станции навигацию одинакового содержания, разместив ее на разных уровнях по высоте, на разном расстоянии от оси симметрии (логотипа станции), из разных материалов (лайтбокс и наклейка).

Кстати я не имею ничего против наклеек, ведь их изготовление в сотни раз дешевле, а удобство использования сравнимо.

Мокро

Да-да, на станции Кунцевская еще и мокро.

Это говорит уже больше о качестве строительства, а не проекте, ну подумаешь, идет дождь, на улице то вообще мокрый снег, зима. Радуйся гражданин, достижениям местных чиновников, да зонтик раскрывать не забывай.

Но это было все про «ехать». Героические метростроители с огромным напряжением всех ресурсов задорого построили тесную, темную, мокрую, неудобную станцию в тепличных условиях труда. Это, примерно, как медики герои (начиная с медсестер и заканчивая министром здравоохранения) совершают ежедневный подвиг так, что от известной болезни в день погибают больше, чем в других странах за месяц.

Теперь про шашечки.

Мы все хотим жить в лучшем городе земли. Мы все хотим ездить в лучшем транспорте земли. Но последние годы происходит что-то, что делает эту цель все более отдаленной.

Сколько стоит разработка дизайна станции метрополитена? Давайте так, не станции, а визуального решения декоративного покрытия станции. По-простому, сколько стоит нарисовать что-то на стенах? Не обязательно закладывать ручной труд Покрас-Лампаса или Никоса Сафронова. Есть же у нас РГУ Косыгина, можно было бы дать там тему дипломной работы на каком-то курсе. Бесплатно получилось бы.

Видимо кто-то поначалу так и сделал. Да можно было в детский садик обратиться к детишкам, фломастеры подарить – они бы лучше сделали.

Потому что нельзя сделать хуже, чем сделали. Как можно было выбрать такой проект:

Всю станцию просто оклеили серой пленкой. Сдерживаюсь, чтобы не кричать заглавными буквами. Да, вы не ошиблись – Всю! Серой! Пленкой! Желаю, чтобы Собянин и Козловский жили в помещениях, которые отделаны также. И если вы подумали, что серые стены, серые потолки, тесные пространства напоминают тюрьму, то нет, они напоминают Московское метро.

Мы говорим на разных языках

Как эти чинуши говорили: “Оформили станцию в стилистике античной мозаики. Все поверхности – пола, стен и потолков – имитируют античную мозаичную технологию «тераццо» в светло-сером оттенке.” Видимо на чиновничьем слова означают что-то иное, чем на человеческом.

Начнем с того, что у них очень странное понятие о том, что такое мозаика.

Вот мозаика

Да даже в Казани есть мозаика в метро (станция Площадь Тукая)

Вот это – не мозаика

Вот это светло-серый

И это светло-серый

И даже это светло-серый:

Но это не светло-серый

Еще тераццо хорошо смотрится на жарком итальянском ярком солнце, а нам сделали станцию, где тераццо предлагают наслаждаться в темноте полярной ночи.

Вот любого человека спроси, хочется ему находиться в помещении, где все вокруг серое: и стены, и пол, и потолок. Как так получилось, что неожиданно встретились сразу несколько таких человек: художник, дизайнер, руководитель Мосинжстроя, руководитель Метрополитена, мэр города, которые в один голос сказали: «что может быть лучше!»

Я примерно представляю, как проходило принятие решения: “Слепой крот как видит окружающее пространство – серым, правильно; под землей все какое – серое, правильно; ночью все кошки какие – серые, правильно. Поезд едет как крот, редко высовываясь на поверхность, станция находится под землей, там темно как ночью, поэтому каким цветом ее делаем – серым, правильно. Подписываем!”

Тераццо – это покрытие поверхности смесью из цемента и натуральных камней.

В терминологии метрополитена тераццо – это алюкобонд покрытый наклейкой с напечатанной фотографией настоящего тераццо. Почему нельзя было напечатать что-то повеселее и лучше, ведь все равно деньги истрачены.

Вот как это сделано в метро Стокгольма. Причем за 24 года до описываемых мной событий. В 1998 году решили обновить старую станцию, и почему-то пригласили художника (Göran Dahl), который тоже выбрал технологию тераццо, который почему-то решил, что монотонно серое – это не идеальное решение. Он почему-то решил, что стоит использовать национальные элементы (он вдохновлялся традиционными гобеленами из Оверхогдаля). Почему-то подумал, что стоит это делать не «в лоб», а творчески переосмыслив. И получилось примерно так:

Интересно, когда чиновники научатся говорить с нами на одном языке? Ведь у меня, когда я оказываюсь на «Кунцевской» возникают лишь революционные настроения. Потому-что хуже и дороже сделать нельзя, наверное, даже если очень стараться.

p.s. Все материалы из открытых источников или собственного авторства.